Анна книппер – Анна Книппер — Милая, обожаемая моя Анна Васильевна » Страница 128 » Книги читать онлайн бесплатно без регистрации

Судьба Анны Тимиревой после казни Колчака

Финальные титры фильма «Адмиралъ»: «Анна Васильевна Тимирева умерла в Москве 31 января 1975 года». Своего адмирала она пережила на 55 лет. Вот только как последняя любовь Колчака провела эти годы и как уцелела в сталинских лагерях? До многих ранее засекреченных фактов докопались корреспонденты «Комсомолки».


Семь арестов за 30 лет

После расстрела Колчака Анну Тимиреву выпустили из тюрьмы по амнистии. Но уже в июне 1920-го ее отправляют сроком на два года в Омский концентрационный лагерь принудительных работ. Выйдя из лагеря, Тимирева подала местным властям прошение о выезде в Харбин (там в это время жил ее первый муж — Сергей Тимирев. — Ред.). В ответ получила короткую резолюцию «Отказать» и год тюремного заключения. Третий арест последовал в 1922 году, четвертый — в 1925-м. Обвинение: «За связь с иностранцами и бывшими белыми офицерами». Ее приговорили к трем годам тюрьмы.

Освободившись, Анна Васильевна вышла замуж за инженера-путейца Владимира Книпера. Но хождение по мукам продолжалось. Весной 1935 года — новый арест за «сокрытие своего прошлого», лагерь, вскоре замененный поднадзорным проживанием в Вышнем Волочке и Малоярославце. Работала швеей, вязальщицей, дворничихой. В 1938 году — снова арест, шестой по счету.

На свободу она выходит после окончания войны. Из родных почти никого: ее 24-летнего сына от брака с Тимиревым Володю, талантливого художника, расстреляли 17 мая 1938 года. Муж Владимир Книпер умер от инфаркта в 1942-м: не выдержал травли супруги. Ей по-прежнему не разрешают жить в Москве, и она перебирается в Щербаков (ныне Рыбинск) Ярославской области, где Книпер-Тимиревой предлагают работу бутафором в местном драмтеатре.

В фильме «Адмиралъ» Книпер-Тимиреву сыграла Лиза Боярская, а Хабенский стал Колчаком. Кадр из картины: влюбленные в штабном вагоне Верховного правителя России. Вверху фото Анны Васильевны, сделанное в 1954 году перед самым освобождением из лагеря в Енисей

Кстати, в Рыбинске в одно время с Анной жила и племянница Колчака Ольга. Несколько раз Тимирева делала попытки связаться с ней, но та отказалась. По одной версии, Ольга не хотела встречаться с женщиной, развалившей семью дяди. По другой — боялась чекистов.

И не зря опасалась… В конце 1949-го Анну арестовали: десять месяцев Ярославской тюрьмы и этап в Енисейск. Говорят, Анну элементарно сдали свои же коллеги по цеху — актеры местного драмтеатра. Якобы за антисоветскую проп

Две любви Ольги Книппер-Чеховой

Русская актриса с немецкими корнями, она стала признанной королевой МХАТа. Ученица Немировича-Данченко, сокурсница Мейерхольда, сценическая партнерша Станиславского, Ольга Книппер-Чехова стояла у самых истоков театра.

Актёрская судьба ее начиналась сложно. Авторитарный отец будущей актрисы запрещал дочери заниматься театром, мечтая видеть её художницей. Окончив женскую гимназию, Ольга Леонардовна долго «жила барышней». Но после скоропостижной смерти отца всё изменилось: несмотря на то, что теперь ей самой приходилось зарабатывать на жизнь, зато появилась возможность участвовать в любительских спектаклях. Поступить к знаменитому Ленскому в студию при Малом театре ей не удалось, но в 1895-м году она прошла в Музыкально-художественное училище в класс Немировича-Данченко, по окончании которого в 1898-м году, в тридцать лет, была принята в только что созданный Московский Художественный театр.

– Несомненно, Ольга Книппер-Чехова в любом случае вошла бы в историю МХАТа и театрального искусства. Но вопрос: сохранялся ли бы интерес к её личности и частной жизни, если бы не ещё одна любовь, хронологически длившаяся значительно меньше, чем любовь к театру. Речь идёт о её любви к мужу – Антону Павловичу Чехову, — рассказывает доктор филологических наук, профессор кафедры русской классической литературы и славистики Литературного института им. А.М.Горького Галина Завгородняя. (В преддверие юбилея в пресс-центре МИА «Россия Сегодня» прошла мультимедийная лекция о жизни и творчестве выдающейся актрисы, жены и музы Антона Павловича Чехова).

Впервые Антон Павлович увидел Ольгу Книппер на репетиции спектакля «Царь Федор Иоаннович», где она играла царицу Ирину. На момент знакомства они были уже не молодые люди: ей 30, ему 38. Писатель был покорён образом Ирины.

Семья русского писателя А.П.Чехова в 1900 году. Сидят - мать Е.Я.Чехова, А.П.Чехов. Стоят - сестра писателя М.П.Чехова и жена О.Л.Книппер-Чехова. Фотохроника ТАСС

Семья русского писателя А.П.Чехова в 1900 году. Сидят — мать Е.Я.Чехова, А.П.Чехов. Стоят — сестра писателя М.П.Чехова и жена О.Л.Книппер-Чехова. Фотохроника ТАСС

Осенью он писал из Ялты другу Алексею Суворину: «Ирина, по-моему, великолепна. Голос, благородство, задушевность — так хорошо, что даже в горле чешется… Если бы я остался в Москве, то влюбился бы в эту Ирину».

Ольга Леонардовна, конечно, заметила писателя сразу: «Мы все были захвачены необыкновенно тонким обаянием его личности, его простоты, его неумения «учить», «показывать».

Актриса делилась своими воспоминаниями: «Бывают в жизни большие, светлые праздники. Таким светлым праздником был в моей жизни 1898 год — год моего окончания драматической школы Филармонического училища в Москве, год открытия Московского Художественного театра, год моей встречи с А. П. Чеховым. И ряд последующих лет был продолжением этого праздника».

Знакомство продолжилось благодаря сестре писателя Марии Павловне. И в мае 1901-го год Ольга Леонардовна и Антон Павлович обвенчались.

— Союз этот был более чем неординарен, что давало пищу разного рода кривотолкам, — отмечает Галина Завгородняя. – Говорили, будто актриса женила на себе драматурга, чтобы добиться успеха в театре. Чехов, слабый здоровьем, жил в Ялте, а Ольга Леонардовна – в Москве».

Их брак продлился чуть более трех лет – до самой смерти Антона Павловича. Умер писатель в Германии. Чтобы доставить тело мужа в Россию, Ольге Леонардовне пришлось нанять вагон-холодильник, в котором обычно перевозились морепродукты. Но и этот факт породил кучу злобных, осуждающих комментариев. С уходом любимого мужа у Ольги Книппер осталась одна любовь – к театру, которому и посвятила всю свою оставшуюся жизнь. Актриса создала на сцене образ чеховской женщины. Она играла Раневскую в «Вишневом саде», Сарру в «Иванове», Аркадину в «Чайке», Машу в «Трёх сёстрах» и Елену Андреевну в «Дяде Ване».

В начале 20-х годов в составе качаловской группы гастролировала по Европе и Америке со спектаклями МХАТа. Помимо чеховских женщин из интересных ролей, ею сыгранных – Настя в горьковском «На дне» и Марья Александровна Москалева в «Дядюшкином сне» Достоевского. И, разумеется, редко какой актёр минует участия в бессмертных пьесах «Горе от ума» и «Ревизор» — (в 10-е годы Книппер-Чехова играла Анну Андреевну, а в 30-е – Хлёстову).

В 1937-м году О.Л.Книппер-Чеховой присвоено звание «Народная артистка СССР».

В последний раз на сцену она вышла в 1950-м году в роли графини Чарской в инсценировке романа «Воскресенье».

Умерла актриса в возрасте девяноста лет. Похоронена в Москве на Новодевичьем кладбище рядом с мужем – Антоном Павловичем Чеховым.

Из письма Чехова к Книппер-Чеховой, 20 апреля 1904 г., Ялта:

«Ты спрашиваешь: что такое жизнь? Это все равно что спросить: что такое морковка? Морковка есть морковка, и больше ничего неизвестно… Будь здорова, не скучай, не хандри, скоро увидишься со своим супругом. Обнимаю тебя и дергаю за ножку.

Твой А».

Книппер-Тимирева Анна Васильевна — это… Что такое Книппер-Тимирева Анна Васильевна?

Анна Васильевна Книпер (урождённая Сафонова, в первом замужестве Тимирёва; 1893—1975) — русская поэтесса, гражданская жена адмирала Колчака, мать художника Владимира Тимирёва.

Биография

Анна Сафонова родилась 18 июля 1893 года в Кисловодске, в семье известного музыканта, директора Московской консерватории Василия Ильича Сафонова.

В 1906 году семья переехала в Петербург, где Анна Васильевна окончила гимназию княгини Оболенской (1911), занималась рисунком и живописью в частной студии С. М. Зейденберга. Свободно владела французским и немецким языками.

В 1911 году вышла замуж за морского офицера Сергея Николаевича Тимирёва. В 1914 у них родился сын Владимир.

В 1918—1919 годах — переводчица Отдела печати при Управлении делами Совета министров и Верховного правителя. Самоарестовалась после ареста Колчака в январе 1920 года. Освобождена в том же году по октябрьской амнистии. Проживала в Иркутске, работала в библиотеке.

1921 — вторично арестована в мае. Освобождена в апреле 1922. В том же году вышла замуж за инженера-строителя Всеволода Константиновича Книпера (1888—1942).

Аресты и ссылки:

До 1960 — в «минусе» без права проживания в 15 крупных городах СССР. В промежутках между арестами работала библиотекарем, архивариусом, маляром, бутафором в театре, чертёжницей.

После освобождения жила в Рыбинске, работала художником (бутафором) в местном театре. В Рыбинске многие её знали под прозвищем «Чехова». Запомнилась весёлым и приятным характером. В 2006 году умер последний работник театра, который её помнил. В 1960 году, после реабилитации, поселилась в Москве. Во второй половине XX века Анна Васильевна работала консультантом по этикету на съемках фильма Сергея Бондарчука «Война и мир», который вышел на экраны в 1966 году. Умерла 31 января 1975 года. Похоронена на Ваганьковском кладбище.

Анна Тимирева в кино

Кинематографические образы возлюбленной Александра Колчака создали российские актрисы Вероника Изотова в сериале «Конь белый» (1993) и Елизавета Боярская в фильме «Адмиралъ» (2008).

Вероника Изотова: «Тон тогда мне клали чуть ли не кирпичом, грязное лицо, синяки под глазами, спутанные волосы, рваная одежда, жуткая походка… И такой характер мне нравилось играть больше, чем „снежную королеву“. Меня всегда тянет к более эмоциональному и открытому темпераменту, чем ко внутреннему, сдержанному.» [1]

Елизавета Боярская: «Это была женщина такой силы, такой воли, такой широкой души… Мне кажется, что не стою ее ногтя. И при этом я чувствую удивительную схожесть с ней… Когда я прочла сценарий, мне даже немного страшно стало, потому что поняла: эта история словно происходила со мной. И, во всяком случае, она со мной может случиться. И когда я играла, нет, не играла — жила образом моей Анны, я испытывала гармонию. Все два года, что снимали картину. Потому что это мое время, моя эпоха, мое отношение к любви, мое умение так любить».

[2]

Книги

  • Милая химера в адмиральской форме : Письма А. В. Тимиревой А. В. Колчаку, 18 июля 1916 г. — 17-18 мая 1917 г. Санкт-Петербург : Дмитрий Буланин, 2002. 238, [1] с., [4] л. ил. ISBN 5-86007-345-3.
  • «…Не ненавидеть, но любить» : Стихи. Воспоминания / А. В. Книпер. Кисловодск : Благодать, 2003. 246, [2] с., [6] л. ил. ISBN 5-93015-044-3.

Литература

  • «Милая, обожаемая моя Анна Васильевна…» Сост. Т. Ф. Павлова, Ф. Ф. Перченок, И. К. Сафонов; Вступ. ст. Ф. Ф. Перченка. Издательство: Русский путь / Прогресс-Традиция 1999. 576, ISBN 5-85887-018-X, 5-01-004207-X

Примечания

Ссылки

Wikimedia Foundation. 2010.

Анна Книппер — Милая, обожаемая моя Анна Васильевна » Страница 2 » Книги читать онлайн бесплатно без регистрации

Вдруг — краткий однобуквенный сигнал: «Меньше ход», и сейчас же другой: «Вижу неприятеля на румбе 180». Флагманский миноносец стремительно разворачивается, и резкий выстрел из носовой пушки ошеломляет своей внезапностью. На мгновение море освещается, и все сразу видят врага: немецкий дозорный крейсер с тщательно закрытыми огнями тихо покачивается на волне, спокойно отдав якорь. Какая беспечность! Всем становится ясно, что адмирал завел полудивизион в самый тыл врага — туда, где тот пренебрегает элементарнейшими правилами предосторожности. Через шесть секунд после командирской пушки открывает огонь весь отряд. При вспышках выстрелов видны растерянная беготня на крейсере, попытки поднять якорь. Начинается ответный огонь. Вокруг миноносцев падают снаряды, производя каждый раз зловещий звук, похожий на удар исполинского хлыста.

Неприятель телеграфирует о помощи, но мы перебиваем его, и телеграфисты бегом приносят на мостик Колчаку бланки со следами запутанной борьбы букв: adv… тгж… idt… ффр… bed… ppp…

Внезапно у неприятельского крейсера вспыхивает сразу на носу и на корме. Через несколько минут огненные языки лижут мостик, надстройки и мачты. Поднимается огненный столб, и сноп искр развевается по ветру. Огромное зарево освещает море далеко вокруг. Видно, как адмирал резко ударяет по поручням мостика и приказывает прекратить огненное зрелище, призывающее к месту боя неприятельские силы. На головном миноносце поворачиваются аппараты, и через несколько мгновений с громким всхлипом в воду падает длинная стальная сигара, блеснув на мгновение красным отблеском пожара, и, шипя, устремляется вперед.

Оглушительное, стонущее «а-ах!», огненные обломки. Через полторы минуты все кончено, на море тишина. Подбирают с воды немногих уцелевших, указанным курсом быстро и беспрепятственно уходят домой — к своим минным полям.

Вернулись. Миноносец адмирала облеплен катерами с донесениями. Подведены итоги. Колчак выпивает стакан кофе и уходит в каюту, приказав будить с каждым докладом. На «Сибирском стрелке» поднимается последний сигнал: «Кораблям, вернувшимся с моря. Адмирал изъявляет свое удовольствие. Команда имеет время обедать».

Такова была его боевая работа.

На берегу, в Гельсингфорсе, он виделся с госпожой Тимиревой.

В таких походах он уже тогда думал о ней.

4

Он был старше на девятнадцать лет, и к моменту их встречи у него за плечами протянулась длинная цепь трудов и приключений; достаточно сказать, что к тому времени Колчак плавал в водах четырех океанов и двадцати морей, объехал (первый раз) вокруг Земли, месяцами, бывало, стоял с кораблем в Шанхае, Руане, Пирее — и соответственно погружался в мир Китая, Франции, Греции, выпустил две книги, заслужил ряд русских и иностранных орденов.

Анна Васильевна постепенно впитала в себя историю его прежней жизни. Это была биография нельзя сказать, чтобы идеализированная, но все же очищенная любовью — очищенная и с той и с другой стороны.

Среди далеких предков адмирал мог назвать Колчак-пашу, плененного войсками Миниха при взятии Хотина (1739). Предки более близкие — бугские казаки, потомственные дворяне Херсонской губернии. Многие в роду служили в армии и на флоте.

Василий Иванович, отец. Воспитывался в одесской Ришельевской гимназии, служил в морской артиллерии. Защищал Малахов курган, был ранен и взят в плен французами. Прошел курс в Институте корпуса горных инженеров, изучал металлургию, практиковался на Урале. Приемщик Морского ведомства на Обуховском заводе. Уйдя в отставку в чине генерал-майора, остался на заводе в инженерной должности. Выпустил «Историю Обуховского завода, в связи с прогрессом артиллерийской техники» (1894) и, на самом склоне лет, книгу «Война и плен, 1853-1855 гг. Из воспоминаний о давно пережитом» (С.-Петербург, 1904). Человек сдержанный, с ироническим складом ума. Франкофил. Умер в 1913 г.

Ольга Ильинична, мать. Урожденная Посохова, из донских казаков и херсонских дворян (интересно, что казачьи корни — и у жены адмирала, и у Анны Васильевны). Вдвое моложе Василия Ивановича, когда тот взял ее в жены (соотношение возрастов как раз такое, как при встрече А.В. Колчака и А.В. Тимиревой). Родила, кроме Александра, двух дочерей, из которых одна умерла в детстве (на дочерей не везло и Александру Васильевичу: Татьяна, его первенец, прожила всего несколько дней; Маргарита, третья, и последняя, из его детей, скончалась в двухлетнем возрасте). При рождении Александра матери было восемнадцать. Красивая, спокойная, тихая, добрая, строгая. «Воспитывалась она в Одесском институте и была очень набожна… Александр Васильевич ее очень любил и на всю жизнь сохранил память о долгих вечернях, на которые он ходил мальчиком со своей матерью в церковь где-то недалеко от мрачного Обуховского завода, вблизи которого они жили по службе отца. Александр Васильевич был очень верующий, православный человек; его характер был живой и веселый (во всяком случае, до революции и Сибири), но с довольно строгим, даже аскетически-монашеским мировоззрением. У него были духовники-монахи, и я слышал, как он, будучи командующим Черноморским флотом, навещал одного старца в Георгиевском монастыре в Крыму. Вероятно, эти черты были в нем заложены его матерью»8. Умерла в 1894 г.

Александр Васильевич Колчак родился 4 ноября 1874 г. Рано решил стать флотским офицером. Учился в Морском училище — Морском кадетском корпусе (1888-1894), куда перевелся из 6-й Санкт-Петербургской классической гимназии. Кроме военного дела, увлекался точными науками и заводским делом. Слесарить выучился в мастерских Обуховского завода, штурманское дело осваивал в Кронштадтской морской обсерватории.

В 1895-1899 гг. — в дальних заграничных плаваниях на крейсерах «Рюрик» и «Крейсер». Во время плаваний в водах Тихого океана (в основном китайских и корейских) соприкоснулся с тем, что сыграло впоследствии громадную роль в его жизни, — с миром Востока и со стихией северных морей. Пытался самостоятельно изучить китайский язык. Начал заниматься наукой (океанографией, гидрологией, картами течений у берегов Кореи). Готовил себя к южнополярной экспедиции, мечтал продолжить работы Ф.Ф. Беллинсгаузена и М.П. Лазарева, дойти до Южного полюса. К этому времени прекрасно владел тремя европейскими языками, хорошо знал лоции всех морей Земли.

Приглашенный бароном Э.В. Толлем в Русскую полярную экспедицию (РПЭ), смотрел на нее как на пролог будущей Русской антарктической экспедиции. В ходе подготовки к РПЭ изучил магнитологию в Павловской магнитной обсерватории; практиковался в Норвегии у Фритьофа Нансена.

В 1900-1902 гг. прошел с «Зарей» (бывшим норвежским китобойным судном) путь по арктическим морям с двумя зимовками (каждая — по одиннадцать месяцев): у берегов Таймыра и у острова Котельный. Во время зимовок совершал дальние — до 500 верст — поездки на собачьих нартах и на лыжах, определял астропункты, вел маршрутную съемку и барометрическое нивелирование. На одном таком маршруте (вдвоем с Толлем) девять дней пришлось на стоянки из-за пурги и четыре — на безуспешное ожесточенное раскапывание снега в поисках ранее оставленного склада.

Исполнял должности гидролога и второго магнитолога. Толль отметил, что Колчак «не только лучший офицер, но он также любовно предан своей гидрологии»9 и «эта научная работа выполнялась им с большой энергией, несмотря на трудность соединить обязанности морского офицера с деятельностью ученого»10. Под руководством Колчака во время плавания проводились комплексные гидрологические исследования, по возможности ежесуточные. Он промерял глубины, выходил в разведку на паровом катере или шлюпке, наблюдал за состоянием льдов, контролировал ежечасный отсчет прилива на зимовке. После его съемок и описей береговая линия западного Таймыра и соседних островов приобрела совершенно новые очертания на картах; один из вновь открытых у берегов Таймыра островов Толль назвал именем Колчака. Поездка Колчака по льду к северу от острова Бельковский стала составной частью исследований, приведших к открытию круглогодичной заприпайной полыньи в этой части океана.

На первой зимовке выстроили специальный снежный домик на островке вблизи рейда «Зари»: стены и потолок были укрыты парусиной, а керосиновая печь поддерживала температуру от нуля до плюс трех. Здесь Колчак вместе с Ф.Г. Зебергом вел магнитные наблюдения. С ним же на мысе Челюскин провел полные астрономические наблюдения для уточнения координат мыса.

Зоолога А.А. Бирулю (Бялыницкого-Бирулю) он сопровождал в береговых экскурсиях, проводил в его отсутствие драгировочные работы, передавал ему свои сборы (жуков, пауков, клещей), сообщал орнитологические наблюдения.

Добавим, что «господа ученые» не гнушались принимать участие в снятии с мели судна, в сборе плавника, а когда собаки не в силах были тащить груз сами впрягались в лямку.

Экипаж судна состоял из матросов военного флота, и обязанностью всех трех судовых офицеров было поддержание дисциплины и порядка. Колчаку это удавалось лучше других, без оскорблений, характерных для командира судна Н.Н. Коломейцева: не случайны слова Толля о «лучшем офицере» экспедиции.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о